Всё будет так, как надо даже, если будет иначе...
Все в той же новой книге Е. Вильмонт в самом конце есть 3 совсем небольших рассказа. Сегодня, придя домой с работы, раньше обычного решила уж дочитать книжечку до последней корки. Второй рассказ мне очень понравился и дал тему к размышлению, думаю, что не мне одной... Называется он " Жили-были"

Жили-были старик со старухой, а вернее, старичок со старушкой. Эдакие божьи одуванчики. Каждый день выходили гулять на Самотечный бульвар. Сделают кружок и сядут на лавочку отдохнуть. И все умиляются - ну надо же, какая парочка, как они внимательны друг к другу, какая у них любовь.
И ни один человек, ни одна собака на бульваре знать не знали, ведать не ведали, что на самом деле не любовь их спаяла в единое целое, а ненависть. Они люто ненавидели друг друга столько лет, что,когда ненависть выжгла дотла их души, у обоих уже не осталось сил, чтобы расстаться. И теперь они сделали тот единственный шаг, что отделяет ненависть от любви.
Она была очаровательна, с виду легкомысленна и умна.А он умен, красив и очень упрям. Она полагала, что женщину надо завоевывать ( тогда это ещё впитывали с молоком матери), и он был с этим согласен,ему неинтересны были доступные женщины, и уж тем более агрессивные, которые не давали ему проходу, ведь он был красив и умён. Встретив её в Большом зале Консерватории, он сразу понял - это она! А она подумала: пожалуй, это то, что нужно. Он больше полутора лет завоевывал её, а она делала все, чтобы победа не досталась ему легко, хотя он очень нравился ей и её маме с папой. А она категорически не нравилась его матери, однако он, как уже известно, был упрям.
Он окончил МГИМО, а она "Щепку".Но её не взяли ни в один московский театр, и в кино тоже не звали. В те времена ещё не было не только открытых кастингов, но и слова такого никто не знал. А он радовался - она будет принадлежать только ему. Его отправили работать за границу, для начала в Алжир. В те годы такое назначение гарантировало хорошую работу по возвращении, а при режиме строжайшей экономии даже кооперативную квартиру или, в худшем случае, машину. Но они были так молоды, и так им всего хотелось здесь и сейчас, а экономные, иной раз до патологии, коллеги и их жены вызывали только смех и презрение,которые, впрочем, приходилось тщательно скрывать жаже в своей квартире, ибо все знали, что квартиры сотрудников посольства прослушиваются...
Они вернулись из Алжира с тремя чемоданами заграничного тряпья и с испорченными от неумеренного потребления африканских фруктов, зубами. И крайне недовольные друг другом. Им бы развестись, но нет, развод плохо отразился бы на его карьере. И, приведя в порядок зубы, следующее назначение они постарались использовать с умом. Научились экономить и уже не были изгоями среди экономных коллег. Только делали это чуть изящнее других, словно бы посмеиваясь над собой.
Но она потихоньку начинала его ненавидеть.За что? Во-первых, за то, что не любила, за эту жизнь, которая когда то казалась чуть ли не верхом счастья, за неудавшуюся артистическую карьеру и, как ни парадоксально, даже за то, что ей было хорошо с ним в постели. За то, что, собственно, ей не в чем было его упрекнуть.
Она забеременела. Он был счастлив. Ребёнок родился мёртвым. Она в глубине души вздохнула с облегчением. А он видел, что она вовсе не убита горем, и это казалось ему настолько диким, что он стал приглядываться к ней повнимательнее, и мало-помалу его несомненная любовь переросла в столь же несомненную ненависть.
Но карьера неуклонно шла вверх, и нельзя было разрушать её разводом.
Так и жили. Но, как люди из приличных семей, старались делать хорошую мину при плохой игре, и это им удавалось. Постепенно пришел достаток. Появилась хорошая квартира, машина. Она теперь ценила мужа,а он жену - ее очарование не раз сослужило ему хорошую службу. Они изменяли друг другу, но, разумеется, никак это не афишировали. О детях речь больше не заводили. Но где бы они не появлялись, о них неизменно говорили - какая чудесная пара!
Они были уже немолоды, когда случилась Перестройка. Жизнь дипломатов перестала быть столь завидной, как прежде, но его младший брат затеял совместный бизнес с Францией и пригласил старшего в компаньоны. И не прогадал. Опыт, связи, превосходное знание нескольких европейских языков плюс обаяние и изысканные манеры его жены оказали неоценимую помощь в бизнесе. Она чрезвычайно оживилась и даже открыла в Москве один из первых бутиков. Потом ещё один и ещё. У неё был безупречный вкус, её стиль и манеры внушали доверие нуворишам. С мужем они виделись редко,и обоих это устраивало. Она знала, что у него есть молоденькая любовница. Ну и что? Поветрие сейчас такое...А потом её бизнес прогорел. На новый виток не было уже ни сил, ни средств.А он ещё удержался наплаву.Но вскоре у него случился инфаркт, потом ещё один... И кому они теперь были нужны, кроме друг друга? И за это ещё больше друг друга ненавидели.
И вдруг они перестали появляться на бульваре. Кто-то сказал, что обоих сбил на переходе пьяный водитель.
Ну надо же, говорили люди, какая любовь. Даже умерли в один день...

@темы: книги - наше всё